341 views

Как устроена украинская электронная сцена. Топ-5 тенденций 2019-го

 

В этом году в Харькове в третий раз состоялся фестиваль социальных инноваций и новой музыки Plan B. Фестиваль – синергия приятного и полезного. Днем посетители участвуют в панельных дискуссиях и воркшопах, вместе генерируют идеи и обмениваются опытом, а вечером укрепляют знакомства на концертах и вечеринках.

Одной из самых интересных составляющих дневной части программы стала интерактивная выставка «Синторум» с участием десяти электронщиков из Киева, Харькова и Днепра. Музыканты привезли с собой аппаратуру: все желающие могли попробовать «железо» на вкус и цвет, поджемить и приобщиться к процессу создания треков. В перерывах участники читали лекции об электронной музыке.

Мы воспользовались присутствием десятка музыкантов в одной комнате, чтобы поговорить с ними о состоянии современной украинской электронной сцены и формировании комьюнити рейверов в разных городах.

В небольшой комнате «Синторум» в дневной локации харьковского фестиваля Plan B толчея.

На большом экране показывают ностальгический видеоряд из 80-90-х. Вот нелепый Дэнни Де Вито гонится за белым пуделем. Вот молодой Мэтт Диллон в “Авиаторах” кадрит очередную красотку в красном купальнике. А вот Рональд Макдональд танцует с фриковатыми чудаками.

За пультом играет диджей. На столах по периметру комнаты красуется оборудование – аналоговые и модульные синтезаторы, семплеры, MIDI-контролеры и клавиатуры. Посетители подходят к музыкантам, увлеченно вертят рукоятки и жмут на кнопки. «Смотрите, можем поменять темп?» – спрашивает киевский диджей Strukturator, он же – Михаил Мироненко, девушке в наушниках, качающей головой в такт.

Синторум

«Синторум» – проект Plan B и «Культура звука», призванный популяризировать электронную музыку и вовлечь посетителей в процесс ее создания.

«Участники нашей выставки – электронные музыканты, live-перфомеры, – рассказывает участница команды «Культура звука» Оля Удовенко. – Когда ты стоишь на танцполе во время live-выступления, музыка создается на твоих глазах. Кажется, что у музыканта пульт управления космической станцией, который совершенно недосягаем для твоего сознания.

Наша идея в том, чтобы этот пульт дать людям потрогать, посмотреть на него, пообщаться с тем, кто им управляет, получить вдохновение и начать самому в этом развиваться».

1. Комьюнити расширяются

«Культура звука» появилась в Харькове в марте 2017-го и стала фундаментом для формирования комьюнити любителей качественной музыки. Проект начался с магазина винила и музыкального оборудования, однако со временем разросся до целой экосистемы.

Сегодня «Культура» включает в себя магазин, школу диджеинга и клуб, который также функционирует как студия. Весной команда проекта открыла собственный виниловый лейбл, а осенью провела первую вечеринку в Киеве.

«Через полгода после открытия мы начали по воскресеньям делать в комнате прослушки оборудования небольшие вечеринки – лайвы, диджей-сеты и т.д., – рассказывает Оля Удовенко. – Появился интерес к созданию мероприятий. На повестку стал вопрос, что комьюнити, которое начало к нам притягиваться, особо некуда ходить. Мы решили привлекать музыкантов, обучать диджеингу и продакшну, запускать вечеринки».

Часть ребят, которые закончили обучение в школе, стали резидентами «Культуры». Оля была одной из первых выпускниц и сегодня с успехом диджеит. Кроме того, команда проекта устраивает промовечеринки в разных локациях.

Одна из таких промовечеринок – open-air YAMA, которая появилась еще раньше, чем сама «Культура» – три года назад. У истоков стоял владелец кофейни в здании СXID OPERA [ранее – ХНАТОБ, оперный театр в Харькове – прим.], бариста и диджей Саша Кручин. Предварительно договорившись с администрацией театра, он вынес на улицу аппаратуру и занял место за пультом.

Вскоре летние тусовки вблизи Оперы стали проходить каждый понедельник, собирая все больше людей – до 300 человек и более. Способствовало этому и то, что вход на мероприятия свободный.

YAMA в Харькове. Фото: Полина Лаптий

Диджейка Настя Richie, которая была одной из резиденток YAMA, помнит, как все начиналось.

«На День музыки Саша Кручин договорился с Оперой и вынес аппаратуру, чтобы провести все на улице, – вспоминает Настя. – Ребята решили делать это регулярно, но был только один день, когда не репетировал оркестр – понедельник. Так и появилась понедельничная тусовка.

Но потом Саша закрыл свою кофейню. Организаторы скооперировались с Eazy [диджей Влад Буркун – прим.], который тоже был резидентом, и возобновили это движение. Диджеи, я в том числе, играли на чистом энтузиазме. Очень много ребят красивых собиралось, непонятно, где они раньше были, почему по барам не ходили».

Richie. Фото: Антон Любич

В 2018-м Richie переехала из Харькова в Одессу, в этом году – перебралась в Киев. Eazy передислоцировался в столицу еще раньше. Но летние вечеринки YAMA по-прежнему проходят на том же месте в тот же час. 

№2. Публика молодеет

Среди множества «железа», с которым музыканты приехали в “Синторум”, в глаза бросается винтажный девайс в наклейках.

«Это AKAI MPC 2000XL, олдскульный американский семплер 90-х, – объясняет владелец аппарата Eagle он же – Андрей Орел из Днепра. – Очень крутая вещь – 16-битный звук, 32 мегабайта внутренней памяти. Записывает любой формат, аналоговый синтезатор, семплы с винила. Получается саунд 90-х вроде J Dilla, Madlib. Эта штука применяется и в хип-хопе, и в электронной музыке – на ней писались, например, The Prodigy и The Chemical Brothers». 

Семплер сохраняет проекты на дискету, можно также подключить к нему флешку. В базовой комплектации аппарат стоит 700 долларов. Андрей заверяет, что уже после недельного просмотра уроков на YouTube любой сможет писать на нем примитивный бит.

«В Украине очень печальная история с электронной музыкой и с ее любителями, – утверждает Eagle. – Люди смотрят M1, слушают KissFM, попсовую и коммерческую музыку, не ходят на экспериментальные ивенты».

Андрей пишет инструментальный хип-хоп, фанк, соул и т.д. В родном Днепре он также организовывал фестиваль электронной музыки «Атмосфера», который просуществовал с 2011-й по 2014-й, и на пике собирал три тысячи человек.

«Каждый город старается делать что-то неординарное, – заверяет Eagle, – Днепр – это Module, Харьков – «Культура звука», Киев – Closer, Rhythm Büro и т.д. Есть потенциал, главное, чтобы публике это нравилось и люди посещали ивенты».

Eagle

Напротив Eagle над своими девайсами колдует парень в штанах Adidas, белых носках, и с жетоном в ухе. Это Bejenec, в миру – Даниил Сеничкин. О своем оборудовании он рассказывает неохотно.

«У меня несколько синтов и пара грувбоксов, – рассказывает Bejenec. – Я просто не любитель описывать оборудование. Мне кажется, что не оборудование делает музыку, а человек».

Как и Eagle, Bejenec считает, что украинская электронная сцена еще не достаточно раскрылась. Даниил связывает это с тем, что «развиваться заново как внутриукраинская и независимая» она начала относительно недавно.

«Есть хорошие вечеринки, есть плохие, есть средние, – утверждает Bejenec. – Есть большие имена, связанные с тем же Closer, «Схемой», а есть ребята, которые ходят на эти вечеринки, и начинают делать свои. Они еще молодые, у них не хватает опыта. Одни сливаются через несколько вечеринок, другие остаются на плаву и делают больше и лучше».

Ночная часть Plan B. Фото: Ева Незхальска

Richie довольна развитием комьюнити любителей электроники в украинских городах. По ее словам, за последние годы публика на техно-вечеринках стала еще моложе – это касается и Одессы, и ее родного Харькова.

«В Одессе есть заведение Underpub, его часто снимают под техно-вечеринки, – рассказывает Настя. – Молодежь пытается организовывать тусовки, каким-то образом находят спонсоров. Я играю на вечеринках и часто замечаю, что подтягивается очень молодая публика, ребята 16-18 лет.

Иногда просто чувствуешь себя учительницей: «Сідайте, діти, зараз будемо слухати музику!». Это новая публика, суперблагодарные ребята – все, что ты ставишь, они впитывают, и им это очень нравится».

№3. Рейвы децентрализируются

Уроженец Донецка, Bejenec, как и Richie, переехал в Одессу, однако прожив там три года, перебрался в Киев, потому что чувствовал необходимость развиваться. Впрочем, хорошие рейвы, по его словам, устраивают во многих городах – даже в таких неожиданных, как Ивано-Франковск.

«Я люблю Одессу, но переехал, потому что понял, что могу быть там чересчур ленивым. Киев больше подстегивает – конкуренция и все остальное, – утверждает Даниил. – Я очень удивился, когда меня позвали играть в Ивано-Франковск. На вечеринки Detali, которые проходят раз в пару месяцев, там собирается 700-800 человек. Все, кто приезжают туда впервые, в полнейшем шоке».

Bejenec. Фото: Культура звука/Facebook

Сосредоточенный Friedensreich, он же – Никита Грязнов – полная противоположность Bejenec. В оправе с толстыми линзами и свитере с орнаментом, он скорее похож на доцента физмата, чем на электронного музыканта. Сегодня Friedensreich читает в «Синторуме» лекцию о модульных синтезаторах.

«Модульный синтезатор – это специфический инструмент, который оказался очень полезен для электронной музыки и техно в частности, – объясняет Никита. – Есть синтезаторы, где вся цепь, начиная от осциллятора и заканчивая VCA, существует в фиксированном виде. Модульные синтезаторы позволяют разорвать эту цепь и ставить неограниченное количество элементов в разнообразных конфигурациях, что очень помогает саунд-дизайну».

Friedensreich заверяет, что украинская электронная сцена демонстрирует положительную динамику. Причем бум, по его словам, начался не после Революции достоинства, как пишут называющие Киев «новым Берлином» зарубежные СМИ, а с начала 2010-х. По его словам, проблемы, которые случаются при организации ивентов, как и во всем мире связаны с человеческим фактором – личной организованностью.

«Киев выигрывает за счет количества населения, – заверяет Никита. – Но у меня много знакомых в Одессе, в Харькове, во Львове, в Днепре, которые занимаются этими вещами. Если человеку нравится развивать собственное комьюнити, «клуб по интересам», то он будет этим заниматься. У каждого комьюнити есть своя «фишка», именно этим оно и интересно».

Detali в Ивано-Франковске. Фото: Detali/Facebook
Detali в Ивано-Франковске. Фото: Detali/Facebook

Вечером Friedensreich играет в «Культуре звука» в паре со Splinter UA или Тимуром Самарским. Splinter UA солидарен со своим товарищем и считает, что в сцена развивается не только в Киеве, но и в регионах.

«Три-четыре года назад у нас не было такого количества фестивалей, таких ярких привозов иностранных гостей, – утверждает Тимур. – Все говорят о Киеве, но вот в Харькове есть фестиваль Plan B, «Культура звука», Rave Point [закрылся в марте после рейда полиции — прим.].

Во Львове сейчас происходят интересные движения, такие как Textura: ребята уже два года занимаются тем, что периодически привозят интересных артистов как из Украины, так и из-за рубежа. Поэтому я не считаю, что только Киев – столица техно».

Textura во Львове. Фото: Textura/Facebook
Textura во Львове. Фото: Textura/Facebook

№4. В тренде техно и брейкбит

Два года назад Splinter UA основал собственный лейбл Corridor Audio с твердым намерением выпускать только украинских музыкантов. Этой концепции лейбл придерживается и по сей день. На данный момент Corridor Audio подписал семь артистов, в ближайшее время планирует привлечь еще столько же.

«Мы выпустили первый релиз, прошел год, думали о том, что делать дальше – придерживаться этой концепции или все-таки пойти на поводу у большого количества лейблов, которые выпускают рандомных артистов, – рассказывает Тимур.

Все-таки решили, что концепция важнее и потратили довольно большое количество сил, чтобы собрать новых артистов и дальше выпускать их. В Украине с этим очень сложно. Есть определенный костяк музыкантов, которые выпускают качественный материал. Но из молодых ребят редко сейчас удается увидеть что-то новое».

Splinter UA говорит, что не может объективно оценивать, какой электронный жанр сейчас в тренде, но после некоторых раздумий произносит хрестоматийное «техно».

«Техно просто интегрируется в новые стили, видеоизменяется, но таким же технологичным продуктом и остается, – заверяет Тимур. – Поэтому, мне кажется, что оно остается в тренде. Может добавится, например, IDM. Сейчас очень модна брейкбит-составляющая. Но основой остается техно. Это музыка роботов, а за роботами будущее».

Splinter UA. Фото: Культура звука/Facebook

Richie также не берется утверждать, что сейчас модно, но считает, что в ближайшее время на волне будет оставаться брейкбит.

«Обожаю ломаную музыку – брейкс, брейкбит, – перечисляет Настя. – Сейчас очень много композиций выходит с наложением текста на биточек – электро, брейкбит. Ты как будто бы рассказываешь историю через свой сет. Это суперкруто». 

№5. Музыкой прокормить себя сложно (но все же можно)

Сегодня в Украине выжить, занимаясь только лишь электронной музыкой, чрезвычайно сложно. Впрочем, как показывает пример Nastia, Vakula, Cape Cod и других успешных украинских электронных музыкантов – нет ничего невозможного.

Splinter UA выходит со своим лейблом в «ноль» и продолжает оставаться в индустрии just for fun.

«Мы, по сути, альтруисты, – утверждает Тимур. – Бывают какие-то приятные бонусы, но все, что мы зарабатываем сверху, снова вкладываем в лейбл. Артистов, которые могут прокормить себя музыкой, единицы».

“Схема”. Фото: polyaknah.

Тимур объясняет, что основная статья заработка электронного музыканта – гонорары за выступления. Но гастроли случаются нерегулярно, поэтому рассчитывать на стабильный доход не приходится. Раскрученные артисты также могут заработать на заказах на ремиксы. Однако музыкант сомневается, что этой суммы хватит для полноценного существования.

«На данный момент я занимаюсь чисто музыкой, но хорошо, что в определенное время у меня была работа, на которой я смог обеспечить себе такую возможность, – объясняет Splinter UA. – Бывает, что у людей обеспеченные родители или просто есть хорошая работа. Я считаю, что реально совмещать, например, работу в IT, с электронной музыкой. Мне кажется, эти сферы даже немного пересекаются».

Richie сейчас занимается брендингом и от случая к случаю играет в свое удовольствие.

«Когда меня зовут, я с удовольствием играю, – объясняет Настя. – У меня не получилось жить чисто музыкой. Может, я недостаточно внимания этому уделила. Я не умею себя пиарить. Не знаю, насколько возможно прокормить себя музыкой. Но Bejenec, например, как-то живет».

Сам Bejenec – востребованный участник многих украинских рейвов – достаточно краток в ответе на вопрос, как в наших реалиях ему удается прокормить себя музыкой.

«Я просто неприхотливый. Мне многого не надо», – улыбается Даниил.

Следующий Plan B пройдет в Харькове с 13 по 15 марта 2020-го. Подробности уже скоро.

Be the first to comment!
 
Leave a reply »

 

Leave a Response 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.