332 views 0 comments

Писатель Bandy Sholtes: «На Sziget действует вседозволенность»

 

В прошлом году украинский писатель венгерского происхождения Bandy Sholtes выпустил третью книгу, «полуфестивальный» роман «Остров Sziget, или Труселя Iggy Попа», который детально и иронично рассказывает о жизни на одном из главных музыкальных фестивалей Европы. События, описанные в книге, ничуть не выдуманные – Шолтес был на Sziget 14 раз и, кажется, знает о нем абсолютно все.

Мы встретились с Банди во дворе Харьковского литературного музея перед его лекцией о фриках Европы, с которыми он знаком не понаслышке. Через час Шолтес покажет на экране фотографии своих безбашенных друзей, живущих по канонам «sex, drugs, rock & roll», и поделится забавными автобиографичными историями без купюр.

«На этом столе было продано столько наркотиков, — улыбнется Банди, демонстрируя аудитории очередной слайд, — что средний райцентр на одну ночь может изменить свое сознание всем населением — от головы райсовета до последнего чувачка, какого-нибудь продавца. Сейчас этот стол стоит у меня дома и мой младший сын делает на нем домашнюю работу».

На писателе – красные «Конверсы» и голубая футболка с лично придуманной надписью «The my Englisch is bed», из рюкзака выглядывает початая стеклянная бутылка с настойкой или чем-то вроде. Шолтес делает глоток из пака апельсинового сока, закуривает сигарету и производит впечатление интересного собеседника еще до начала диалога.

Фото: Константин Чегринский

— Ваша последняя книга называется «Остров Sziget, или Труселя Iggy Попа». Какая связь между знаменитым венгерским фестивалем и «труселями Игги»?

— Связь можно понять, только прочитав книгу. Но, скажу честно, мне нравятся двойные названия. Если одно не интересно человеку, то, может, его заинтересует второе: кому-то, тем более, в Харькове, «Остров Sziget» не говорит ничего  – город находится далеко от Будапешта. Сами понимаете, что в Ужгороде [родном городе Банди — прим. Partyanimal] о фестивале Sziget знают все, а вот в Харькове…

— В аннотации к Вашему роману сказано, что он базируется на 14-летнем фестивальном опыте. Каким был ваш первый Sziget? И как он видоизменился за все это время?

— Первый раз я поехал на Sziget в 1996-м, ездил каждый год до 2008-го, последний раз был в 2013-м. Самый первый фестиваль запомнился очень сильно – для меня это было открытие, рай на земле. В 1996-м выступали Игги Поп, Slash, Sonic Youth, The Stone Roses, в 1997-м – Motörhead, Faith No More и Дэвид Боуи. В то время Sziget был небольшим: из своей палатки мы могли слышать саундчеки групп на главной сцене, сейчас так близко к ней уже никто не живет. Сегодня, если выступает какая-то звезда – Pink [заявлена на нулевой день фестиваля в этом году — прим. Partyanimal], к примеру, перед большой сценой собирается такая огромная толпа, что если ты не Шварценеггер, пробиться ближе шансов нет совсем. В то время мы могли пить пиво и услышать, например, что Motörhead начинают играть: «О, давай, допиваем и идем!» Через 10 минут мы стояли у самой сцены. Было намного меньше людей, всех можно было рассмотреть лучше.

В то время на фестивале были почти одни венгры, иногда мы встречали немножечко словаков, чуть-чуть немцев, может быть, еще буквально несколько стран. С тех пор Sziget стал куда более интернациональным. Были времена, когда мы искали земляков, чтобы с кем-то поговорить, вместе выпить пива. Но прошло лет десять, и мы от земляков начали прятаться, не признавались, откуда мы. (Смеется) Дело не в том, что мы не любим земляков, просто их стало так много, что иногда разница между Sziget и Украиной практически не существовала. Недавно мой знакомый венгр, которого я встречал там из года в год, сказал мне: «Понимаешь, Банди, я в принципе не националист, но мне тут уже и поговорить не с кем — вокруг одни немцы, голландцы и французы». Сейчас дошло до того, что французы, например, делают отдельный лагерь – на входе у них ресепшн, каждый вечер французские диджеи, свой бар, где работают венгерские девушки, говорящие по-французски. То же самое у голландцев.

Кроме того, в 1996-м все было намного проще и дешевле. Сегодня билет на один день фестиваля стоит около 50 евро, а тогда у меня было всего 70 долларов и мне хватило на недельный билет и неделю проживания.

Реклама Sziget 1996 года

— На каких фестивалях кроме Sziget вы были? Чем «остров свободы» отличается от других, есть ли у него своя «изюминка»?

— Я был на небольшом фестивале уличных музыкантов в Венгрии и 14 раз на нашем «Шипоте» в Карпатах – это такой DIY, все сделано своими руками. В чем секрет популярности Sziget? Думаю, что он вырос за счет посетителей из других стран – если когда-то венгров на фестивале было 90%, то сейчас, наверное, лишь треть. Сейчас Sziget стал дорогим даже для венгров, в то время как куча стран открывали и открывают его для себя. В 2002-м или 2003-м я познакомился с компанией англичан. Мы с ними сдружились и до сих пор дружим, прогудели и протанцевали вместе много фестивалей. Они говорят, что даже для них Sziget уже немножечко дорогой. Но он берет атмосферой.

Например, если в 1996-1997-м можно было за какую-то мелочь получить по морде от охранника, то сейчас они стали просто ангелами – всем помогают, условно говоря, переведут бабушек через дорогу, прекрасные люди.

Sziget привлекает многих тем, что он очень толерантный и добрый, там практически не бывает драк или агрессии. Классический пример для меня – концерт Faith No More. Это был первый концерт, когда собралась плотная и серьезная толпа. В этом фарше я потерял наручные часы. И тут, в этой колбасе, где всех крутит в танце, меня находит какой-то чувак, тянет за руку, раздвигает танцующих потных людей и показывает мне эти часы на земле.

Faith No More на Sziget-1997

На фестивале такая атмосфера, что откуда бы люди не приехали, на каком бы языке не говорили, все очень хорошо друг к другу относятся. Конечно, бывает, что у кого-то свистнули из палатки фотоаппарат или еще что-то, но когда вместе собираются 300 тысяч человек, не могут все быть безгрешными. На Sziget действует вседозволенность – лишь бы я, грубо говоря, не поломал стол и не нагадил на барную стойку. Даже если разлили кому-то пиво – не трагедия. Человек или сам покупает или ему говорят: «А, ладно, хрен с тобой, куплю себе другое».

— Что мешает Украине проводить столь масштабные фестивали?

— В 2013-м я зафрендился на Facebook с одним чуваком, он сын довольно богатого человека. По его постам я узнал, что он очень много раз был на Sziget и хочет провести такой фестиваль на Трухановом острове в Киеве. Они уже заключили с организаторами Sziget контракт. Недавно я лично познакомился с директорами фестиваля, у нас был разговор о переводе моей книги на венгерский. Естественно, они богатые люди, миллионеры. После окончания Sziget они берут отпуск, но с 1 января начинают организовывать новый фестиваль. Этот чувак заключил с ними договор, но начались известные события в стране, и он, к сожалению, вынужден был все отменить: в страну с такой ситуацией заманить группы было бы очень трудно. Я с ним не переписывался уже давно, я так понял, что он отказался от этой идеи.

Фото: Константин Чегринский

— Как добиться подвижек в этом направлении, от кого должна исходить инициатива?

— У власти ни в коем случае не нужно искать поддержки, для нее это что-то далекое, совсем непонятное. На Sziget мы пару раз встречали Олега Скрипку, не берусь утверждать, но мне кажется, что под впечатлением от Sziget, он в свое время решил сделать «Країну Мрій». Думаю, что если захотеть организовать такой фестиваль, как Sziget, не надо сразу ждать, что он станет огромным, масштабным, супер-пупер. Сначала нужно сделать фестиваль для своих, чтобы люди отовсюду могли приезжать и им там нравилось, чтобы они рассказывали друзьям, как у нас классно.

Мне кажется Sziget очень повезло. На первом фесте в 1993-м собралось немного людей, но на следующий год было 25 лет Вудстоку и многие западные группы отказались выступать – им не понравился коммерческий подход организаторов; в итоге они поехали в Будапешт и успешно выступили там, привлекли к Sziget, который тогда еще назывался Евровудсток, большое внимание. Это дало фестивалю толчок расти дальше.

— Какая музыка впечатлила Вас в последнее время? Что сейчас в Вашем плейлисте?

— В последнее время меня впечатлила венгерская группа Csókolom – это очень специфическая музыка, не очень тяжелый к восприятию авангард, но там очень многое зависит от текстов.

Еще английский дуэт Sleaford Mods.

Давно и регулярно впечатляет группа The Tiger Lillies, Chinawoman.

На мой взгляд, в наше время у многих исполнителях на альбомах, как правило, встречаются одна-две прекрасные, практически гениальные вещи, но все остальное очень посредственно. Так, чтобы весь альбом заходил, по моему субъективному мнению, в наше время случается довольно редко.

— Украинская музыка постепенно выходит на мировой уровень: «ДахаБраха» выступает на Гластонбери, ONUKA этим летом также заявлена на ряде европейских фестивалей. Кого из украинских исполнителей Вы бы выделили?

Я очень не люблю врать, и потому не сказал бы, что могу кого-то выделить. В основном, я слушаю европейскую и американскую музыку. Мне не нравится, когда я очень хорошо понимаю текст. Я только что сказал, что у венгерской группы Csókolom крутые тексты – она мне нравится, но есть тысячу венгерских групп, у которых глупые и ужасные тексты, больше половины трека я не выдерживаю. У венгров очень богатая лирическая традиция – у них тексты всегда были значительно выше уровнем, чем у остальных. Венгры уже 40 или 50 лет умеют писать такие тексты о любви, что удивляешься, как это еще возможно, ведь о любви уже написано миллион всего, но у них получается – не всегда, но часто.

— В последнее время Киев захватила мода на техно, причем тинейджеры полностью копируют атрибутику этого жанра, одеваются в яркие олимпийки из сундуков 90-х, употребляют MDMA. Большинство из них родились в конце 90-х и толком даже не застали эпоху, которую пытаются воспроизвести. Чем объяснить этот феномен?

— (Задумывается) Может, есть какая-то цикличность в этом? Не знаю, насколько ты в курсе, но приблизительно в середине 90-х, кроме новой музыки, многие начали слушать музыку конца 60-х — начала 70-х. Люди увлеклись хиповой музыкой, которую играли в те времена, когда они только родились или еще были в планах. А сейчас… Возможно, это какой-то момент ностальгический, но я не уверен – мне кажется, что субкультуры и музыкальные движения не очень поддаются какому-то анализу и структуризации. Если бы вместо техно они, например, заинтересовались new wave, мы бы тоже думали, почему так случилось. «Потому что мой друг Саша слушает». «А ты почему, Саша?» И так мы от Саши дошли бы до самого первого Димы, который решил, что он будет слушать new wave.

— То есть никаких логических причин популярности того или иного жанра нет?

— Думаю, что нет. К примеру, Сид Вишес придумал танец пого – прыгать на концерте от избытка чувств и до сих пор люди так делают. Просто стукнуло пьяному в голову и так получилось. Теоретически могло произойти, что никто бы не обратил внимание и этого танца не было. Мик Джаггер, например, говорил, что The Rolling Stones просто попали в нужное время в нужное место. Группы или новаторы в музыке часто сами не знают, что они придумали. Например, Lee «Scratch» Perry в свое время делал очень много экспериментов со звуком. У него были поклонники, но в свое время он не стал суперзвездой. Тем не менее, он многим показал, как можно экспериментировать со звуком, у него появились последователи. Есть еще один дядечка, нормальный, но умственно отсталый. Он живет в маленьком городке в Америке, поет и играет песни, которые сам придумывает. Его друзья и приятели поддерживают его тем, что когда он записывает новую кассету, они ее покупают, каждую субботу он играет в местном баре. У него такое наивное интересное нестандартное звучание, что его даже пригласил поиграть Джек Уайт. Он даже в интервью говорит, что этот чувак на него каким-то образом повлиял и показал, что музыку можно делать по-другому.

— Вернемся к Иггу Попу. Он – один из последних живых героев рок-н-ролла. Как, по-Вашему, ему удалось дожить до столь преклонных лет и не выжить из ума, несмотря на все возможные и невозможные зависимости? Что это: гены, позитивное отношение к жизни или случайность?

(Улыбается) Ангел-хранитель у него хороший.


Ищите книгу «Остров Sziget, или Труселя Iggy Попа» в книжных магазинах вашего города и присоединяйтесь к нашему велопробегу на фестиваль Pride Sziget Trip! 

Be the first to comment!
 
Leave a reply »

 

Leave a Response