652 views

В погоне за Radiohead: как Partyanimal ездил на фестиваль Lollapalooza Berlin

 

Partyanimal съездил на Lollapalooza Berlin – двухдневный городской фестиваль с Radiohead, New Order и Джеймсом Блейком в главных ролях.

Дорога

В начале сентября ирландский лоукостер RyanAir открыл авиарейс в Берлин из польского города Жешув. Цены колебались от бюджетных до супербюджетных и, вопреки привычным ожиданиям, по мере приближения даты вылета только дешевели. Невероятно, но факт: в августе купить билеты на рейс туда и обратно можно было всего за 500 грн! Добраться до Жешува не проблема – каждый час туда ходят автобусы из Львова. Стоимость билета – 250-300 грн в один конец. Таким образом, на дороге можно существенно сэкономить.

14295432_1166929553377016_381176741_n

Польский город Жешув, через который выгодно лететь в Берлин

Предыстория и локация

Lollapalooza Berlin – молодой фестиваль, который второй год проводят в Германии по франшизе. С 1991-го года Луллапалуза ежегодно проходит в Чикаго. Вскоре фестиваль расширяет свои границы и завоевывает Южную Америку: с 2011-го проводится в Чили, с 2012-го – в Бразилии, с 2014-го – в Аргентине. Наконец, в 2015-м Луллапалуза приходит в Германию – в качестве локации выбирают заброшенный аэропорт Темпельхоф в Берлине, а среди участников значатся Muse, Hot Chip, The Libertines, Tame Impala, Belle and Sebastian, Stereophonics и другие. В этом году Lollapalooza Berlin переезжает из Темпельхофа в Трептов-парк – известный парк в Восточном Берлине на берегу реки Шпрея. Именно здесь, в 1987-м, впервые в истории просоветского ГДР, выступила группа с буржуазного Запада – британские прог-рокеры Barclay James Harvest. Трептов-парк знаменит не только этим – здесь также находится советский военный мемориал и похоронено более 7 тысяч советских солдат.  Любопытно, что МИД России выступил против проведения Lollapalooza Berlin в Трептов-парке, назвав его «плясками на костях» и даже отправил письмо бургомистру Берлина с требованием о переносе фестиваля. Идти навстречу российской дипломатии, конечно, никто не стал.

Путь в Трептов-парк лежит через Кройцберг – пожалуй, самый живописный район Берлина. Рокеры, панки, эмигранты, художники и просто отъявленные фрики – кого только не встретишь в Кройцберге. Этот район – музей стрит-арта под открытым небом, место, где встречаются и мирно сосуществуют субкультуры. Здесь полно кафе, ресторанчиков и руин-пабов, можно найти кухню практически любой страны мира и невзначай попасть на концерт каких-нибудь Buzzcocks. Помимо этого, в Кройцберге находится Görlitzer Park – злачное местечко, где местные чернокожие барыги тут же предложат вам каннабис. В 10 метрах от обкуренных маргиналов мирно отдыхает пожилая пара, а молодая мама выгуливает свое чадо – демократия.

14278965_1658274671151511_520655963_n-1

Кройцберг

Организация

В 500 метрах от входа на фестиваль расположилась палатка, где можно обменять билеты на браслеты, которые традиционно нельзя снимать до завершения мероприятия. Местная авиакомпания раздает всем желающим рекламные листовки с бесплатным пончиком. По дорожке катается робот-мусорщик – ему можно «отдать» опорожненные бутылки. Движемся ко входу. Повсюду указатели и стрелочки – не заблудишься. На входе множество турникетов – никаких очередей! Входить и выходить на территорию фестиваля можно столько раз, сколько заблагорассудится.

Как и на другие немецкие фестивали, на Луллапалузу разрешено проносить не более 1,5 литра жидкости. По правилам, напиток должен быть в картонной упаковке – обычно используют паки из-под соков. К коробкам крепят лямку из скотча и цепляют их на плечо как сумку. Перед входом предприимчивые местные выливают содержимое паков и миксуют алкогольные коктейли. Есть и такие, которые не заморачиваются и просто глушат водку, купленную в окрестном магазинчике, передавая бутылку по кругу.

На входе секьюрити обыскивают, но не с пристрастием – пронести чекушку вполне реально. На второй день охранники, кажется, совсем теряют бдительность – даже не требуют выкинуть пластиковую бутылку. Пей – обпейся!

Один из феноменов Луллапалузы – несметное количество туалетов. Организаторы понаставили их столько, что кажется, будто ты приехал не на музыкальный фестиваль, а на туалетное биеннале. При таком количестве народа немцам снова удается избежать очередей! Чудеса да и только! Единственное что – забыли об умывальниках. Вместо них – автоматы с дезинфицирующим гелем, который очень быстро заканчивается.

14322404_902092526563828_2608819832492703180_n

14355790_903719889734425_8963133565866634130_n

Публика

Lollapalooza Berlin – городской фестиваль без кемпинга. Публика соответствующая. К счастью, число набриолиненных хипстеров в лоферах здесь невелико – они уже отфестивалили свое на Примавере; однако и фриков – единицы. Здесь вам не Сигет – на Луллапалузе вы вряд ли встретите человека-тигра, ведущего на поводке мужчину в леопардовых лосинах, которого оседлала тучная дама в кожаном бикини. Большинство одето в стиле кэжуал и без выпендрежа. Самый популярный мерч – разнообразные предметы одежды с символикой Radiohead (ее натягивает на себя и клавшник Years & Years). На втором месте – футболки с принтом намоленного альбома Joy Division «Unknown Pleasure», своеобразный маячок для тех, кто пришел на фестиваль ради New Order. 80% публики — немцы, многие из которых прибыли на фестиваль из других городов страны. Нередко слышна английская речь. Украинцев и русских – тоже не мало. По предварительным оценкам, ежедневная аудитория Луллапалузы составила 70 тысяч человек.

14449928_917594685013612_2506108405144377577_n

14358728_904442066328874_6048897298220275257_n 14344109_904441892995558_4136897386860346108_n

14238334_904442806328800_2490206908810027576_n

14276647_1252338274828562_2047934207_n

14322519_903713086401772_8654219789046231239_n

Цены

Двухдневные абонементы по цене 150 евро были раскуплены за 9 дней до начала фестиваля. Полный солд-аут, включая VIP-билеты, наступил лишь 7 сентября – за два дня до старта, что, по меньшей мере, странно.

Цены на самом фестивале, учитывая курс 1:30, конечно, кусаются. 0,5 литра пива обойдется в 5,5 евро. В стоимость включен депозит в размере 1 евро – возвращая стаканчик, получаешь его обратно. Правда, сдать все найденные на земле бокалы не выйдет – к пиву выдают специальный номерок и 1 евро возвращают только при его наличии. Поэтому, к сожалению, подработать мусорщиком, а заодно насобирать на пиво не выйдет. Коктейли с крепким алкоголем стартуют от 6-7 евро. Фестиваль напоминает огромный фуд-корт, где можно найти самую разнообразную кухню вплоть до уругвайской. Слайс пиццы, например, обойдется в 4,5 евро, коробка лапши – 5 евро и т.д.

Впрочем, на еде и выпивке можно и  сэкономить – на входе расположились несколько ларьков и магазинчиков, где бутылка пива стоит 1,3 евро, а отменная шаурма — 3 евро. Тайминг построен таким образом, что между выступлениями основных исполнителей – большие перерывы. Это время стоит потратить на то, чтобы бюджетно выпить и подкрепиться.

img_8621

14494885_915595035213577_5327380109479275339_n

Сцены

Сцен на Луллупалузе четыре. Две из них – Main Stage 1 и Main Stage 2 – расположены в двух шагах от входа. Остальные — Alternative Stage и Perry’s Stage — в 20 минутах ходьбы по центральной аллее парка. С наступлением темноты над ней, на деревьях, загораются симпатичные фонарики.

14232577_903016183138129_528217570029068884_n

Как и на любом крупном фестивале, на Луллапалузе иногда хочется обзавестись собственным клоном – шутка ли, New Order выступают одновременно с Kings of Leon, а James Blake — с Róisín Murphy. Все выступления начинаются с немецкой точностью – минута в минуту. Организаторам киевского Atlas Weekend стоит брать пример.

Странно, но кроме музыки и еды развлечений на фестивале практически нет. Хотя кому, собственно, они нужны, когда в лайн-апе заявлены Radiohead?

Музыка

Помимо Radiohead, в лайн-апе нынешней Луллапалузы значатся New Order, Kings of Leon, James Blake, Róisín Murphy, Kaiser Chiefs, Jagwar Ma, Years & Years, Nothing But Thieves, The Temper Trap, Odesza, The 1975, Major Lazer и другие.

Австралийцы Jagwar Ma выступают при свете дня под палящим солнцем. Живьем группа звучит очень ярко – длинными композициями в духе мэдчестера ребята как будто передуют привет адептам жанра The Stone Roses и Happy Mondays. Гитары то выходят на первый план, то уступают место синтезаторам, пускающимся в затяжные импровизации с уклоном в эйсид-хаус – танцуют все! Исполнив лучшие треки из двух альбомов, музыканты уступают сцену британцам Kaiser Chiefs.

Инди-рок давно не в тренде, но, вопреки этому, ветераны жанра Kaiser Chiefs продолжают успешно возвращать наш 2007-й. Фронтмен группы Рики Уилсон, несмотря на тридцатиградусную жару появившийся на сцену в пижонской голубой косухе, – настоящий шоумен. Как в лучшие годы он носится по сцене, заигрывает с публикой, и заводит ее с пол-оборота. «Everyday I Love You Less and Less»,  «Never Miss a Beat», «Modern Way», «Everything is Average Nowadays», «I Predict a Riot», «The Angry Mob» и, конечно, «Ruby», – Kaiser Chiefs играют все свои главные хиты. Новые треки, флиртующие с электроникой и по звучанию напоминающие M83, также приходятся публике по вкусу.

С наступлением темноты на сцену поднимаются  культовые электронщики New Order. Музыканты начинают с трека из последнего альбома «Singularity». На экране на заднике сцены появляется знаковый клип на песню, который представляет собой фрагменты документального фильма «B-Movie: Lust & Sound in West-Berlin», описывающего музыкальный Берлин 80-х. Вслед за ним New Order играют «Crystal» – шумные гитары перебивают вокалиста Бернарда Самнера, которому, судя по всему, уже сложновато играть роль первой скрипки в группе. Но, несмотря на то, что в свои 60 полноватый Самнер выглядит на все 70 и чем-то напоминает Михаила Поплавского, в самоотдаче ему не откажешь – фронтмен New Order комично пританцовывает во время «Tutti Frutti», а на визитной карточке группы «Blue Monday» даже по-молодецки подпрыгивает в воздух. В то же время клавишница коллектива Джиллиан Гилберт, похожая на учительницу географию, сохраняет полнейшую невозмутимость.

Гитары и синтезаторы звучат уверенно, видеоряд завораживает, — мастерство не пропьешь! «Есть здесь фанаты Joy Division?» – спрашивает Самнер у толпы и люди в футболках с принтом «Unknown Pleasures» радостно вопят. На экране загорается потрет Йена Кертиса и группа затягивает классические хиты Joy Division – «Decades» и «Love Will Tear Us Apart», которые, конечно, звучат не настолько убедительно, как в оригинале. И все же выступление New Order оставляет приятное послевкусие – такое, которое и должно быть после встречи с живыми классиками.

На выходе с фестиваля длинноволосый юноша играет на акустике Kings of Leon, только что закончивших свое одновременное с New Order выступление. «You know that I could use somebody!» – душевно затягивает он. «Someone like you oh, oh!» – подхватывает сразу несколько сотен голосов.

Во второй день на Луллапалузе выступает британское поп-трио Years & Years. В первых рядах – наиболее рьяные поклонники Radiohead, которые, дабы быть поближе к своим кумирам, занимают места за 8 часов до часа Икс. Следом за ними – толпы фанаток вокалиста Years & Years, открытого гея Олли Александра. Фронтмен коллектива устраивает на сцене настоящий бурлеск, в котором он играет роль примы-балерины. Синтезаторы задают дискотечный ритм. Фанатки пританцовывают, сопровождая каждое срамное па Александра пронзительным визгом. Под финальную композицию, растиражированную «King», даже смурные поклонники Radiohead подхватывают ритм и украдкой напевают «and oh, oh, oh o-о-о, I was a king under your control!» Олли откланивается и обезумившие от счастья девушки, получив свое, уходят от сцены от греха подальше.

Следом за Years & Years на сцену поднимается Джеймс Блейк. После отвязного Олли Александра скромный и интеллигентный британский юноша Блейк выглядит пришельцем с другой планеты. Музыкант начинает с «Life Round Here» и продолжает с «Choose Me», превращая пятиминутный трек из последнего альбома в потрясающую 10-минутную импровизацию. Клавишные завораживают, от басов под ногами дрожит земля, а мощнейший соул-вокал Блейка пробирает до мурашек. Его выступление кажется идеальным – отточенным до блеска симбиозом гармоний и электронных битов. Джеймс не заигрывает с публикой, не пытается произвести впечатление, на сцене он изящен и респектабелен, словно английский лорд, и от того только еще больше влюбляет в себя. Один за другим, музыкант играет «Limit to Your Love», «Love Me In Whatever Way», «Retrograde», «The Wilhelm Scream» и другие треки, которые живьем звучат в разы пронзительней, чем в студийных версиях. Во время выступления Блейка кажется, что именно он – хедлайнер Луллапалузы. И только черное полотно на заднике сцены, за которым кипит интенсивная работа, напоминает, что впереди нас ждут Radiohead.

Radiohead

Сразу же после выступления Блейка ряды под сценой начинают уплотняться. До сета Radiohead – еще целых полтора часа, но выбраться из толпы уже практически невозможно. Поклонники группы усаживаются на землю, норовя отвоевать себе заветное местечко. Получается с переменным успехом. Некоторым «сидячих» мест не хватает – приходится стоять на крошечном пяточке земли в позе буквы Зю, кое-как удерживая равновесие. Немцы, англичане, итальянцы, украинцы, русские, японцы, арабы сидят плечом к плечу, оживленно обсуждая что-то на разных языках. Напряжение нарастает. За 15 минут до начала выступления поклонники группы друг за другом начинают подниматься. Гул в толпе становится все сильнее и за 5 минут до старта тонет в аплодисментах. Ожидание становится невыносимым.

img_8622

В час Икс – с точностью до минуты — из динамиков начинает играть фортепьяно. Через пару минут под рев толпы на сцене появляется пара лысых ударников группы – Фил Селуэй и его «брат-близнец» Клайв Димер, затем по очереди – Колин Гринвуд, Эд О’Брайен и Джонни Гринвуд. Последним на сцену выходит Том Йорк.

14272170_180595895699960_577052520_n

Сцена озаряется ярко-красным, на экранах появляются лица участников группы крупным планом. Музыканты начинают с «Burn the Witch». Джонни терзает гитару смычком – настолько интенсивно, словно хочет извлечь огонь. Том затягивает первые строчки песни своим неземным фальцетом. Толпа беснуется. Все это кажется чем-то нереальным. Как будто попал на съемки фантастического фильма. Как будто встретился с персонажем из мифа, в достоверность существования которого до этой минуты не мог поверить. Но нет, Radiohead существуют! Вот они, люди из крови и плоти, играют тебе живьем!

Следующая композиция, «Daydreaming», очаровывает с первых нот. Джонни садится за рояль. Играя, он практически кладет голову на клавиши. Колин и Эд бережно перебирают струны. Фил звенит в колокольчики. Том берет высокие ноты, параллельно колдуя над пультом. Волшебство!

Во время «Ful Stop», еще одного трека из нового альбома, Том, держа в руках клавиатуру, танцует как сумасшедший. Темп песни нарастает, гитары звучат все напористей – краут-рок в лучших традициях.

Следующей композицией, «2+2=5», музыканты продолжают заданный ритм, на «отлично» подтверждая амплуа рок-группы. Но еще мгновение – и Джонни откладывает гитару в сторону, занимая место за синтезаторами и пультами. Том затягивает «Lotus Flower» и извивается как змея, треща маракасами.

«Reckoner» погружает в транс, а следующая за ним «No Surpises» вновь заставляет усомниться в реальности всего происходящего – ты слышал эту песню сотню раз, но разве все они могут сравниться с одним живым исполнением? Теперь ты отчетливо понимаешь, что одно протяжное слово «silence» из уст Йорка стоило того, чтобы отправиться за ним за три девять земель.

Во время «Bloom» Джонни устраивает настоящий мастер-класс игры на ударных – опустив голову, он что есть мочи лупит по барабанам. Такого не услышать в студийной записи! «Identikit» – еще один танцевальный бенефис Тома. Подумать только, он виляет бедрами, словно какая-нибудь Шакира! Непередаваемое зрелище!

Йорк практически не общается с публикой: лишь изредка говорит «Danke» и издает нечленоразделый набор звуков а-ля придурковатые герои фильмов с Джимом Кэрри. Том смеется публике в лицо и ей это нравится. Да и сам он тоже, судя по всему, ловит кайф.

На «The Gloaming» сцена погружается в зеленый цвет. Синтетические звуки вытесняют гитарные. Йорка колбасит не по-детски. Он танцует как эпилептик. Так, словно Йен Кертис жив. «Everything In Its Right Place» и «Idioteque» – еще одни обязательные элементы программы, без которых не обходится ни один концерт Radiohead. Том читает рэп, а Эд, сидя на полу, переключает электронные примочки. Немного первобытного рока с «Bodysnatcher» и еще один момент истины под «Street Spirit». «Fade out agaaaaain», — держит ноту Йорк. Неужели все это происходит в действительности?

Музыканты ненадолго уходят, толпа изо всех сил хлопает в ладоши и свистит. Radiohead выходят на бис с «Let Down». Такое впечатление, что группа сегодня играет все самое лучше и любимое. Как будто это их прощальная гастроль. «One day, I am gonna grow wings, a chemical reaction, hysterical and useless, hysterical and», — пронзительно повторяет Том строки, которые ты знаешь на зубок, строки, которые ты пронес через десяток с лишним лет. И вот, наконец, ты слышишь их из первых уст. Блаженство.

Далее следует «Present Tense» – красивая босса нова из нового альбома. За ней – «Paranoid Android», «Nude» и «Weird Fishes». Radiohead, кажется, хотят добить тебя. И ты точно знаешь, что на второй бис они сыграют «Creep» – в этот вечер по-другому быть просто не может.

Так и происходит. Группа как ни в чем не бывало затягивает свой легендарный хит. Толпа поначалу не верит своим ушам, а затем, взревев от восторга, чеканит каждое слово в унисон с Йорком, отложившим все инструменты в сторону. Джонни в свойственной для себя манере остервенело налегает на гитару. Люди вокруг улыбаются во все 32. Некоторые не могут сдержать слез. Полное единение музыкантов и публики. Ради таких моментов стоит жить.

«Whatever makes you happy

Whatever you want

You’re so fuckin’ special

I wish I was special», — с закрытыми глазами напевает Том.

Нет, это еще не всё! Том вооружается акустикой, Джонни садится за рояль. На десерт Radiohead исполняют еще одну песню из учебников — «Karma Police». Под конец песни группу, отыгравшую больше двух часов, купают в овациях. Вдруг Том снова берется за гитару и извлекает из нее знаменитые аккорды «Karma Police». «For a minute there I lost myself, I lost myself», — распевают во всё горло все 70 тысяч зрителей. Йорк только пожимает плечами и улыбается. «Myseeeeelf», — на мгновение возглавляет он тысячи голосов и, оставив гитару на сцене, уходит за кулисы. Лучший финал трудно представить.

Radiohead Setlist Lollapalooza Berlin 2016 2016, A Moon Shaped Pool

Ошалевший от счастья народ, постепенно осознавая увиденное, начинает тянуться к выходу — на афте-пати в окрестные клубы. Это было последнее европейское выступление Radiohead в рамках этого тура. Через три недели они улетят в США.
20
comments
 
Leave a reply »

 

Leave a Response 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.