474 views 1 comment

Kedr Livanskiy — January Sun EP

 

Для того, чтобы русскоязычная музыка вышла за пределы ближнего зарубежья, нужен парад планет или что-то еще более диковинное. В этом контексте в первую очередь на ум приходит дуэт t.A.T.u., изрядно нашумевший в Европах в первой половине нулевых. Тем не менее, девушки все же прославились с английскими переводами своих хитов – т.е. фактически пошли на компромисс, чтобы достучаться до западного слушателя.

Kedr Livanskiy, инкарнация москвички Яны Кедриной, – это, конечно, совсем другая история. Яна – классический пример императива Do It Yourself. Участник музыкального комьюнити Johns’ Kingdom, а в прошлом – панк-группы, полтора года назад она начала выкладывать свои треки в интернет. Очень скоро ее заметил и подписал американский лейбл 2MR, ведомый Майком Симонетти (создатель лейбла Italians Do It Better, где выпускались, например, Chromatics, Glass Candy и прочие). О Kedr Livanskiy начали писать Pitchfork, NME и другие титаны зарубежной музыкальной прессы.

2016_Kedr_Livanskiy_Press_180216.hero

“January Sun” – дебютный мини-альбом Яны, ориентированный на мировой рынок и уже успевший изрядно нашуметь. Лишь один трек из восьми записан на английском, все остальные Яна поет на родном языке. Наверняка для зарубежного слушателя это не убавит интереса к записи, напротив – прибавит ей экзотичного шарма. Да и, с другой стороны, почему те же, например, Rammstein и Sigur Rós, добились мировой известности на родных немецком и исландском, а Яна не может сделать того же самого на русском?

Музыкально “January Sun” – совершенно нетривиальный релиз, в котором слушатель наверняка найдет отсылки к самым разным жанрам и эпохам, в том числе к российской поп-музыке 90-х, заигрывающей с электроникой – Лике Стар, Демо, Гостям из Будущего и прочим. С ними Яну роднит и лирика, полная метафор и аллегорий. «Одна звезда сгорает от любви, и изумрудный сок сочится из груди, а ты отойди», — поет Яна в лирической, но вместе с тем инфернальной “Sgoraet (Burning Down)”, словно возвращая нас во времена пионерлагерей и первых поцелуев. Отголоски электроники, которой вдохновляется Яна — Autechre, Aphex Twin и Boards of Canada – также звучат в “January Sun”. Хорошо слышны на дебютном релизе Яны и рейвы нашего детства/юности. “Otvechai Za Slova (Keep Your Word)” – внушительный привет из кислотных 90-х, пульсирующих в ритме драм-н-бейса и джангла, эры, которая навсегда осталась за нацепленными в темноте желтыми очками и техно-угаром до рассвета. “Razrushitelniy Krug (Destructive Cycle)” с его танцевальным ритмом – это пьяная дискотека в дыму и лучах стробоскопа под крутящимся диско-шаром над опустевшим танцполом, апофеоз одиночества и безысходности. «Рисует вальс тонкий круг, разрушая все, что есть вокруг: от меня до тебя и наоборот», — пробивается голос Яны через стену меланхоличного лоу-фай и незаметно переходит на английский в следующем треке “Winds of May”.

Кедрина говорит, что ее вдохновляют грязные вокзалы, гаражи, стройки, — тень этой кризисной пост-советской атмосферы также нашли отражение в ее музыке. И даже несмотря на то, что русского в песнях Kedr Livanskiy нет ничего, кроме голоса, слушая “January Sun”, перед глазами невольно проплывают бетонные коробки спальных районов, теплотрассы, трубы заброшенных заводов, пустырь, поросший бурьяном, — в общем, типичный пейзаж депрессивных регионов, обреченных существовать в хронической тоске. И все же, какой бы суровой не была окружающая реальность, “January Sun” полон воздуха и заканчивается на позитивной ноте. «Сон ненастья унесет апрель», — заключает Яна в треке «April», оставляя нас в объятиях приближающейся весны.

comments
 
Leave a reply »

 

Leave a Response