777 views 0 comments

Kanye West – The Life of Pablo

 

Седьмой студийный альбом Канье Уэста “The Life of Pablo” наделал много шума задолго до выхода. Колоссальное внимание мировой прессы к Уэсту только раззадоривала его — рэппер лишь подливал масло в огонь, всячески отодвигая релиз нового альбома и трижды меняя его название. Изначальное “So Help Me God” сменило “Swish”, позже “Swish” стал “Waves” и лишь четвертый заголовок наконец удовлетворил Джиззи.

О каком Пабло идет речь, остается только догадываться – одни говорят, что о художнике Пабло Пикассо, другие – о чилийском поэте и Нобелевском лауреате Пабло Неруда, третьи – о колумбийском наркобароне Пабло Эксобаре. Потомки Пикассо уже даже успели выразить Канье респект, за то, что отдал должное их знаменитому родственнику. Неоднозначная обложка диска, словно сделанная в Paint, конечно, тоже не могла не стать предметом горячих обсуждений и споров.

Презентация альбома состоялось в чопорном Madison Square Garden в Нью-Йорке – одновременно с новой fashion-коллекцией Уэста. Задействовано было 1200 человек массовки, Наоми Кемпбелл и ноутбук Канье, с которого он и ставил присутствующим 18 тысячам зрителей новые треки. Под конец вечера Уэст объявил, что выпускает игру о путешествии своей покойной матери в рай. Безумие, правда?

kanye-west-spreads-his-gospel-at-madison-square-garden-1455252649

Как известно, эпатаж – второе имя Канье Уэста. Семь лет назад, когда умер Майкл Джексон, Канье провозгласил себя его наследником в музыке – догадайтесь, что он сказал в этом году после смерти Дэвида Боуи. Да что там, он уже давно не видит конкурентов среди простых смертных. Без ложной скромности мистер Уэст сравнивает себя то с Микеланджело и тем же Пикассо, а то и вовсе с Иисусом, о чем он красноречиво и недвусмысленно заявил в треке “I Am God” со своей предыдущей пластинки “Yeezus”. Слушая новый альбом Канье, можно утверждать, что в Иисуса он однозначно переиграл.

Мания величия действительно сыграла с Уэстом злую шутку, хотя как знать, быть может, во всем виновата счастливая семейная жизнь без потрясений, пресыщенность наградами и восторженными рецензиями – как бы там ни было, можно констатировать, что Канье не удалось удержать планку, поставленную предыдущими альбомами на запредельную высоту. Его «beautiful dark twisted fantasy» куда-то улетучилась – нет больше завораживающей автотьюновой грусти, как в “Coldest Winter”, яростного негодования (которое, похоже, все ушло в Твиттер) под индустриальный бит, как в “New Slaves”, диковинных полетов во сне и наяву, как в “Runaway”, симфонического экстаза, как в “Blood on the Leaves”, заставившего рукоплескать самого Лу Рида, — на новом альбоме Уэста нет ничего, за что можно было бы зацепиться; нет ничего, чем можно было бы заслушаться; в конце концов, нет ничего, оправдывающего вселенское самолюбование Джиззи.

Первый трек альбома – неспешный госпел «Ultralight Beam» — звучит достаточно любопытно и скорее напоминает Фрэнка Оушена, чем самого Канье. Однако уже следующие за ним две части «Father Stretch My Hands» постны и банальны, а трек “Famous” со строкой о сексе с Тейлор Свифт может удивить лишь аудиторию шоу Опры.

Канье как всегда много и неожиданно семпилирует: например, ранних Goldfrapp (“Freestyle 4”), певца Араша – да-да, того самого, который пел «тика-тика-карди» и «Восточные сказки» с «Блестящими» (“Feedback»), и даже звуковые эффекты из “Street Fighter II” — японской видеоигры начала 90-х (“Facts”). Но почему-то даже все эти семплы не могут наполнить “Life of Pablo” красками. Не удается это и приглашенным звездам – Рианне, The Weeknd, Andre 3000 из OutKast, Фрэнку Оушену и Кендрику Ламару, на фоне с последней пластинкой которого альбом Уэста звучит особенно комично.  «Раньше я любил Канье, раньше я любил Канье, у меня даже было розовое поло, я думал, что я – Канье. Что если бы Канье сделал песню о Канье с названием «Я скучаю по старому Канье», парень, это было бы так в духе Канье», — читает Канье Уэст в треке “I Love Kanye”. «А-С-Т-А-Н-А-В-И-Т-Е-С-Ь», — как бы произносит в этот момент беглый экс-президент Украины Виктор Янукович.

Психологи утверждают, что люди говорящие о себе в третьем лице, страдают манией величия – что ж, все сходится. Интерес в “The Life of Pablo” вызывает разве что внезапный рингтон айфона в пятнадцатом треке диска (30 “Hours”), заставляющий всех владельцев Apple поставить альбом на паузу. Впрочем, включать его снова совсем не обязательно.

“The Life of Pablo” наверняка разойдется платиновыми тиражами, получит хвалебные рецензии и войдет в список лучших релизов года, но всё это, конечно, будет лишь маркетинговым успехом Уэста, который спит и видит себя креативным директором Hermes. В альбоме нет ни жизни, ни того самого новаторства, за которое мы однажды раз и навсегда полюбили Канье. “The Life of Pablo” звучит сонно и вяло – если именно так Уэст представляет жизнь сюрреалиста-выдумщика Пикассо, то, видимо, он в глаза не видел его картин. Может, и вправду мистеру Кардашьяну лучше переключиться с  музыки на моду?

4/10

Be the first to comment!
 
Leave a reply »

 

Leave a Response