636 views

French Touch: Как все начиналось

 

Touch, I remember touch

Pictures came with touch

A painter in my mind

Tell me what you see…

История расцвета французской электронной сцены началась чуть менее двадцати лет назад. Этот период получил название French Touch, как своего рода бренд, олицетворявший все лучшее, что было создано французскими хаус-мастерами в эти годы.

В середине 90-х Европа, похоже, окончательно наигралась с disco, new romantic и new wawe. На смену героям прошлого стали приходить, а, вернее, выходить на передний план диджеи, вчерашние резиденты клубов разного масштаба, а сегодня – звезды первой величины.

Как это ни кажется странным, но почву и в таком явлении как French touch прощупали англичане. В Британии уже с начала девяностых был дан зеленый свет рейвам, процесс был поставлен на широкую ногу: диджеям удавалось собирать на своих сейшенах до 10 тысяч человек, и стало понятно, что хаус-музыка стремительно выходит на поверхность из своих дымных ночных резиденций, завоевывает аудиторию и пространство, меняет сложившиеся устои. Промоутеры быстро поняли, что происходит. Как грибы стали появляться фестивали электронной музыки, диджеи стали в одночасье гуру мейнстрима, обзавелись амбициозными райдерами и щедрыми гонорарами. Очень скоро и материковую Европу охватил хаус-бум. Одновременно как в Германии, так и во Франции стали появляться фестивали электронной музыки и рейвы, открылся первый Love Parade, который ежегодно собирал по несколько сот тысяч человек! Это ли не показатель востребованности хаус-культуры? В Париже апологетом новых веяний в электронной музыке стал клуб Rex. Организатор концертов Кристиан Поле всегда умел держать нос по ветру. На заре 80-х Rex cлыл таким себе богемным местом, где часто проводились концерты молодых и никому не известных исполнителей. RHCP, Suzanne Vega, Chris Isaak играли здесь на рок-вечерах. Когда в 90-х рок сбавил обороты, Кристиан Поле стал экспериментировать с приглашением диджеев, а с развитием явления French Touch его клуб стал центром тусовки клабберов.

В то время казалось, что хаус вскоре покорит любые мыслимые и немыслимые горизонты, но не тут-то было. С популярностью электронной музыки и ночных клубов популярными стали и сопутствующие им вещи, такие, например,  как экстази. Это в конечно итоге дошло до властей, а они не замедлили с решением. Раз за разом на техно-вечеринки устраивались облавы. Задерживались участники и организаторы. Мероприятия то и дело срывались, а вскоре и вовсе стало невозможно получить разрешение на их проведение.

В прессе раз за разом выходили разгромные статьи, обличающие и обвиняющие напрямую организаторов мероприятий в распространении наркотиков. Владельцам клубов и промоутерам пришлось опровергать обвинения и сформировать свою четкую позицию, что вечеринки будут доступны только посетителям, целью которых будет исключительно музыка, а не провождение времени в наркотическом угаре под звуки басов. По меньшей мере около года занял процесс возврата репутации ночным клубам и отказа властей от преследований, ввиду того, что ситуация на вечеринках нормализовалась. Надо отметить, что от этого электронная сцена только выиграла: диджеи вновь обрели преданную публику, готовую отдаваться музыке, а не идти на поводу у кислоты, вновь стало возможно проводить многочисленные официальные вечеринки без боязни налета правоохранителей. Исполнители, в свою очередь, словно вдохнули полной грудью. Интересные проекты не заставили себя ждать, начался бум хаус-музыки, именуемый теперь, как мы знаем, French Touch. Лейблам, почувствовавшим золотое дно, приходилось чуть ли не занимать очередь и выискивать неограненные самородки, которые оставалось лишь немного обработать, и можно почивать на лаврах. Здесь тяжело выделить какого-либо прародителя FT, так как все развивалось динамично и при налаженных благоприятных условиях можно было заниматься музыкой в удовольствие и со вкусом. Одним из первых подписанных музыкантов стали тогда никому еще не известные Daft Punk. Уже в течение года на лейбле Virgin France вышел их дебютник «Homework». Домашняя работа удалась на славу: всего за несколько месяцев альбом был продан тиражом два миллиона экземпляров. В песня «Revolution 909″ как раз о том недавнем времени, когда рейв-культура была если не под запретом, то под бдительным надзором правоохранительных органов.

Еще одним представителем French Touch и настоящем первопроходцем хаус-движения как на Туманном Альбионе, так и в его родной Франции можно считать Лорана Гарнье. В это пору он был уже широко известен, оценен, и готовился к записи своего второго альбома. «В 1996 году техно- и хаус-продюсеры стали исследовать новые музыкальные территории – джаз, даб и даже рок, — беззастенчиво адаптируя звучание, язык и краски этих направлений к электронной музыке. Спустя три года после выхода своего первого альбома «Shot in the Dark», я захотел погрузиться в работу над новым альбомом. Мне должно было исполниться тридцать лет, я развился в музыкальном плане, с головой окунулся в исследование джаза и постоянно открывал для себя все больше музыкальных направлений».

Тенденция к смешению музыкальных стилей, как видим, была актуальна уже тогда. Альбом Лорана Гарнье «30» был отмечен национальной премией Victoire de la Musique в области электронной музыки.

Раз уж мы заговорили о смешении стилей и о джазе, то удобно будет вспомнить других музыкантов, преданных этот комбинации. Проект St. Germain, созданный Людовиком Наварром, представлял собой как раз ту самую смесь хаус-музыки и джаза, набирающую популярность в то время. Выпущенный в 1995 году альбом Boulevard продался миллионным тиражом, а их музыыка зазвучала в каждом кафе в Париже. СамЛюдовик, возможно, из скромности, не считает себя ключевой фигурой French Touch. «По правде говоря, я никогда не хотел стать диджеем! Все началось с того, что мои друзья подарили мне микшер на шестнадцатилетие, и мне ничего не оставалось делать, как разобраться в нем. Если честно, то я и сейчас далек от хаус-музыки. Моими кумирами с детства были

Майлз Девис, Марвин Гей, Стенли Кларк, отсюда и такой выбор на музыкальном поприще».  Следующий альбом St.Germain под названием «Tourist» вознес группу еще выше, но в нем влияние хауса уже не так ощущалось. Группа ушла своим путем, предварительно внеся свой ценный вклад во French Touch.

 

Слава другого представителя French TouchMotorbass – началась с признания их альбома «Pansoul» авторитетным британским журналом Muzik пластинкой месяца. Это еще один рекордсмен продаж и, так случилось, что он предварял дебютный релиз Daft Punk. Да, событиями тот Париж был насыщен под завязку! Организатор проекта, Этьен де Креси, был хорошо известен в парижских кругах, но в отличии от того же Людовика Наварра, был всецело увлечен хаусов и всеми его производными. Так вышло, что проект просуществовал всего несколько лет, успев произвести фурор во French Touch, хотя и сейчас Этьен де Креси по-прежнему предан своему делу и выпускает безупречные диско-синглы под именем Super Discount.

Есть в музыке такое понятие  — One Hit Wonder. Так называют музыканта или группу, прославившуюся одним единственным (но зато каким!) хитом. И будь у артиста хоть 10 альбомов, помнить его будут только лишь по одной песне. Самым настоящим One Hit Wonder можно назвать проект Stardust. Конечно, он изначально планировался коммерческим предприятием, и ни у какой долгой и успешной карьере здесь не могло быть и речи. В 1998 года продюсеры Томас Бангалтер, один из Daft Punk, и Алан Брейкс записывают хит-сингл «Music Sounds Better With You». Они обкатывают его в парижском клубе Rex, а уже через несколько недель сингл покоряет хит-парады. Тем не менее, такая удача не заставила компаньонов продолжить совместное сотрудничество – Бангалтер приступил к записи пластинки «Discovery», а Брейкс сосредоточился на записи своих проектов.

Очередной бренд-нью звездой во французской электронной сцене стали Cassius. Прекрасно понимая все тенденции того времени, Филипп Здар, кстати, участник вышеописанного проекта Motorbass, со своим старым компаньоном Бумбассом (Boombass) решились на запись своего сингла «Foxy Lady», который сразу обрел популярность. После этого дуэт безбоязненно стал работать над дебютником Cassius «1999″. Подпитываясь классическим disco и garage, Сassius довели хаус до совершениства – гибкий бас, но акцентированный ритм заставили посмотреть на уже нашумевший French Touch под другим углом. Cassius считали музыкой для интеллигентов и людей разбирающихся. После выхода дебютного лонгплея Здар и Бумбасс также активно занимались написанием ремиксов. Среди их маститых клиентов Depeche Mode («It’s No Good»), Björk («Isobel») и Daft Punk («Around The World»).

Некто Chris the French Kiss, он же Mighty Bop,  уже был к 1996 году известен в музыкальный кругах Франции. Более того, у него уже был свой лейбл Yellow Productions, что позволяло выпускать как собственные пластинки, так и релизы других исполнителей. Именно на этом лейбле вышла пластинка Sacrebleu от другого яркого представителя французского техно Dimitry from Paris. Чуть позже, в 1997 году этот человек изменил псевдоним и стал называться Боб Синклер, а в эпоху French Touch он тоже внес свой вклад, записав трек «Gym Tonic». «Я тогда работал в студии с Томасом Бангальте из Daft Punk, заканчивал для него ремикс на Stardust«Music Sounds Better With You». Том сказал, что его преследует мысль записать со мной большой диско-трек и сделать его с голом Джейн Фонды. Мы сделали это шутки ради, и получилось здорово. Так что мы решили дать треку жизнь и посмотреть, что из этого выйдет». Daft Punk  к тому времени уже успели покорить все мыслимые высоты, поэтому Томас не решился записывать трек под своим именем. «Gym Tonic» было решено выпустить на первом альбоме Боба Синклера «Paradise». Помимо этой песни, еще три трека вышли синглами и взорвали танцполы: «The Ghetto», «Inch Rocke» и «Ultimate Funk». История в конечном итоге закончилась судебным разбирательством по авторским правам, и выплатой в 75 тысяч долларов. Но трек уже играл во всех европейских клубах, а Боб Синклер на волне популярности вскоре сел за написание нового альбома.

К 1998 году лейблы гонялись за любыми мало-мальски одаренными диджеями, заработки, как и продажи, росли, а явление French Touch открывало все новых и новых музыкантов. Наш список можно было бы продолжать и продолжать. Вспомните хотя бы Modjo  и их хит «Lady», David Guetta, Kojak  или утонченных Air, которые правда никогда не ставили себя в рамки одного стиля.

Он стал самостоятельным стилем, полноценной частью музыкального искусства. И хоть само явление French Touch продержалось на гребне около пяти лет, эта музыка актуальна и сегодня. Причем актуальна она не только в ваших плеерах и других девайсах. Первыми мейнстримовыми артистами, почувствовавшими и опробовавшими French Touch на своем творчестве были Мадонна и Кайли Миноуг, сейчас, когда грань между музыкальными стилями окончательно рухнула, никого не удивишь показом мод под Daft Punk или политической рекламой под звуки техно, но весь процесс завоевания мира, начиная от зарождения техно в Чикаго и заканчивая его распространиением в европейских ночных клубах, фестивалях, а позже и на радио, занял более 20 лет. Кто знает, может этот процесс занял бы и больше времени, если бы не французские мастера винила.

error20
Be the first to comment!
 
Leave a reply »

 

Leave a Response 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.